Інтернет-видання Бессарабії
Пошук

«МЫ НЕ МОЖЕМ СПОКОЙНО ОТСИЖИВАТЬСЯ, ПОКА НАШИ ВНУКИ ПРЯЧУТСЯ В ПОДВАЛАХ»

02 Березня 2022 11:00
Тетяна Терзі
«МЫ НЕ МОЖЕМ СПОКОЙНО ОТСИЖИВАТЬСЯ, ПОКА НАШИ ВНУКИ ПРЯЧУТСЯ В ПОДВАЛАХ»

История семейной пары из Болграда, которая добровольно мобилизовалась в терроборону

Светлане и Владимиру (имена изменены по их просьбе) уже перевалило за пятьдесят, есть семейный бизнес, к тому же, женщина получает неплохую пенсию за 22 года «вредного» стажа на одном из стратегических предприятий Украины. Казалось, ну что еще надо? Но нет. В минувшее воскресенье они осознанно пришли в Болградский районный территориальный центр комплектования и социальной поддержки (бывший военкомат), чтобы мобилизоваться в батальон терробороны Болградского района, где мы с ними и встретились.

«Вы только имена наши не называйте, ведь ни дети, ни внуки, ни друзья пока не знают о нашем решении», – попросила женщина.

25 ЧАСОВ ДО БОЛГРАДА, КОТОРЫЕ ИЗМЕНИЛИ ВСЕ

Это была еще мирная суббота 19 февраля 2022 года, когда супруги решили отправиться из Болграда на недельку на родину Светланы в Запорожскую область, чтобы утрясти кое-какие дела с жильем и повидаться с родственниками.

«К 24-му мы уже управились, даже в рыболовный магазин успели заскочить – прикупить удочек и Володе защитного цвета кофту на флисе, чтобы согревала его на любимой рыбалке. Но, как видите, пригодилась она для другого. Мы могли выехать даже 24-го, но заправки в Энергодаре уже были битком забиты, мы не успевали купить необходимое количество дизтоплива», – начинает свой рассказа Светлана.

Пришлось остаться. Пока женщина собирала вещи, ее муж отправился на поиски топлива. Два часа простоял на одной из заправок в числе других 65 машин, но топливо закончилось. Двинулся на другую. Благо, там сказали, что дизеля хватит, и через полтора часа машина была заправлена.

Тронуться в ночь не решились, выехали в 7 утра, несмотря на уговоры знакомых.  Ведь прошла информация о том, что в районе Новой Каховки, через которую и пролегал их путь на Одессу, на плотине русские выбросили свой флаг.

«Потом появилась весть, что врагов в том районе отбили, и мы, как и планировали, выехали в сторону Каховки через Олешки. Уже заехали за Лепетиху, преодолели четыре из шести дамбовых переезда через водохранилище, когда встретили съехавшую на обочину военную машину, рядом люди. Но нас никто не остановил. А дальше нашему взору предстал след от попавшей в переправу ракеты и… провал. А в нем 24-я «Волга», которая, видимо, упала в него в темноте. Рядом разбросанные вещи и бумаги. Людей не было. Их вывезли.

Ребята из местной терробороны, которые там находились, стали отговаривать нас двигаться дальше, мол, впереди танки. Говорим, что нам через Олешки. А они: «Есть вероятность, что там мост подорван». Но мы все же рискнули, ведь позади были уже 150 км, осталось не так много», – вспоминает женщина.

Они действительно почти добрались до Каховки, когда увидели на встречной полосе движущиеся продуктовые фуры. Стали сигналить, махать руками, чтобы сообщить о том, что большегрузам не пройти – ведь водохранилище с двух сторон подорвано. Водители габаритных машин попали в настоящую западню. Вперед нельзя, назад тоже, позади них подорван мост. Светлане и Владимиру пришлось возвращаться назад, еще 150 км на Запорожье и почти тысячу, как оказалось, предстояло преодолеть до Болграда – через Днепр и Одессу.

«Ехали мы уже другими. Последствия одного взрыва, подрыв моста – все это настолько подействовало, что ты будто просыпаешься от долгого сна. Это другие ощущения, нежели, когда смотришь на все это по телевизору. Адреналин зашкаливал, ведь по пути до Запорожья мы уже видели и технику боевую, и солдат…», – признается Светлана.

Но путь предстоял еще долгий. Преодолев Запорожье и выехав на объездную дорогу на Днепр, они увидели иную картину – не менее настораживающую и берущую за душу. Из Днепра на Умань тянулась огромная вереница машин, частью которой стали и они.

«Казалось, что вся Украина в этот день вышла на дорогу – такое огромное количество легковых автомобилей было сосредоточено, а в них семьи – с детьми, престарелыми родителями, домашними питомцами. Кое-какие заправки еще работали, другие были пустыми, остановиться перекусить тоже не представлялось возможным, да и желания не было, ведь всем быстрее хотелось добраться до места назначения. Но паники не было – все понимали, что должны быть осознанными, ведь они вывозят самое дорогое – детей, пожилых родителей, многие из которых не могут передвигаться без помощи…Мы двигались как единый большой организм», – продолжает Светлана.

В том пути они познакомились с водителем машины. Он следовал с семьей из Мелитополя. Мужчина признался, что не знает цел ли его дом, потому что когда они покидали город, там начались серьезные бои. Теперь они ехали на Западную Украину.

САМЫЕ ДЛИННЫЕ 10 КИЛОМЕТРОВ

«Мы выдохнули, когда проехали по окружной на Умань. Было даже непривычно, что дорога из Киева на Одессу оказалась практически пустой. Но все мытарства еще предстояло пройти. Доехали до Одессы. Там уже стояли посты, но и их мы проехали без проблем. Когда преодолели первую таможню, ахнули – перед нами в четыре ряда выстроился огромный неподвижный поток машин. В их числе те, кто следует в Молдову, в основном женщины с детьми, и «транзитники» – на Болград, Измаил, Рени, Сарату через Паланку», – не без содрогания вспоминает Светлана.

Впереди – 10-километровая вереница машин и 10 часов ожидания. Кто знает, быть может и больше, если бы Светлана, не выдержав происходящего хаоса, в котором у многих просто отключался здравый смысл, не приступила к регулированию этого огромного потока.

«Казалось, мы уже не выберемся оттуда. У людей будто что-то заклинило. Они протискивались вперед, занимали встречку, создавая еще больший затор. А в это время в машинах вынужденно сидели маленькие дети, старики. Выйти по нужде было сложно, вокруг камыши и огни фар, воду купить негде, у одного парня закончилось топливо из-за постоянной работы машины, и он откатил ее в камыши, чтобы освободить место другим авто. Я не могла больше на это смотреть молча», – рассказывает женщина.

Светлана добралась до полицейского и спросила, должны ли «транзитники» находиться в этой толчее вместе со следующими на Молдову. Блюститель порядка заверил, что нет. Первым достаточно опустить стекло машины перед полицейскими и можно следовать дальше. После услышанного Светлана развернулась назад и что есть мочи стала громко кричать стоящим машинам, что те, кто не в Молдову, могут ехать вперед, в том числе и занявшие встречную полосу фуры, которые следовали на Измаил, Рени. Она не побоялась даже останавливать машины тех, кто наглел. Благо, что полицейский следовал за ней.

Так, спустя 25 часов в дороге, утром 26 февраля, они, наконец, добрались до Болграда уже совершенно другими людьми. Ведь им довелось повидать немало самим, а еще получать в дороге удручающие сообщения от родных и близких из Запорожья и Херсона, где к тому времени происходили и обстрелы, и акты мародёрства …

КОГДА У СТРАХА ГЛАЗА ВЕЛИКИ, НО СЕРДЦЕ БОЛЬШЕ

«Когда приехали в Болград, я хоть и была жутко уставшая, все не могла прийти в себя, так и не уснула, долго думала-гадала. И поняла, что не смогу в это неспокойное для всей страны время просто сидеть перед телевизором и наблюдать за происходящим, ждать сообщений с фото и видеофактами военных действий. Кстати, моя сватья в Киеве вместе с сыном подались в терроборону – готовят коктейли Молотова, или, как их теперь называют, смузи бандеры. Родной мой брат, эвакуировав семью на Западную Украину, отправился оборонять столицу, где сейчас и находится…

Так почему я должна сидеть на месте? Сказала об этом мужу, и уже в воскресенье мы были в Болградском военкомате – записались в терроборону. Он – стрелком, я – санинструктором. А как неудобно было, что не мы давали, а нам выдали обмундирование, да еще и карточку зарплатную. Да какая зарплата – у меня пенсия хорошая!», – продолжает женщина, признаваясь, что, может, и не должна была мужа дергать за собой.

«Ну нет – куда она, моя неспокойная, туда и я. Рядом. Понимаете, я не могу тоже просто сидеть. Как гляну на своих маленьких внуков – все в душе переворачивается», – вступает в беседу Владимир.

Светлана действительно неспокойная душа и с обостренным чувством справедливости. Такой она была всегда. И когда возглавляла профсоюзную организацию на работе, и когда в начале девяностых, чтобы прокормить детей, трудилась на трех работах, моталась на заработки. И еще раньше, в далеком Казахстане, где родилась, училась, вышла замуж и родила первенца.

«Это был 1988-й год, я носила под сердцем уже второго ребенка, когда в Казахстане началась настоящая резня на национальной почве. Было так же страшно, нам советовали не выходить из дома, а казахи доказывали, что это их земля, и они оттуда не уйдут. И знаете, они были правы. Я тоже собрала свою семью, мы переправили контейнеры с вещами, оставили трехкомнатную квартиру и вернулись на историческую родину – в Украину.

Теперь я тоже со своей земли не уйду, и буду стараться сделать все, чтобы на мою землю не пришли захватчики, чтобы моим внукам не пришлось жить в подвалах в страхе и слезах. Кто я? Националистка, бандеровка? Мне все равно, как меня назовут. Каждый для себя сам выбирает свой путь. Я просто понимаю, что, если я сейчас ничего не сделаю, я себе этого не прощу. 

А еще мне очень хотелось бы обратиться к пророссийски настроенным жителям Болградского района, каких немало и в моем родном Запорожье. Самая большая ошибка надеяться на то, что зайдя на нашу землю, россияне вмиг вас озолотят», – заключает Светлана.  

Алла КАРИЗА

Поділитись
Зараз читають