В Украине 16 января отмечают День памяти защитников Донецкого аэропорта.


Всеукраинский день памяти “киборгов” был установлен по инициативе украинских воинов, которые 242 дня защищали Донецкий аэропорт.


Бои за аэропорт продолжались с 26 мая 2014 года до 22 января 2015 года и закончились после полного разрушения старого и нового терминалов аэропорта. В обороне аэропорта также принимали участие волонтеры и медики.


В Донецком аэропорту и поселке Пески в течение этого периода воевали спецназовцы 3-го отдельного полка, бойцы 79, 80, 81, 95 отдельных аэромобильных и 93 отдельной механизированной бригады, 57 отдельной мотопехотной бригады, 90-го отдельного аэромобильного и 74-го отдельного разведывательного батальонов, бойцы полка “Днепр-1”, Добровольческого украинского корпуса (ДУК) и другие.


В период с 18 по 21 января 2015 года в результате подрыва оккупантами терминала ДАП погибли 58 “киборгов”, поэтому 21 января было принято решение отвести украинских военнослужащих из нового терминала, который был полностью разрушен и не пригоден для обороны.


Защищая Донецкий аэропорт, погибли более 200 украинских защитников, ранены более 500. Многие из них награждены государственными наградами, некоторые — посмертно.

Одним из погибших за Донецкий аэропорт стал уроженец с.Владычень Болградского района Виктор Кожурин, который посмертно награжден медалью «За оборону Донецкого аэропорта».

Виктор Кожурин

Обороной аэропорта руководил наш знаменитый земляк из Болграда Максим Миргородский, который сегодня является командующим десантно-штурмовыми войсками ВСУ. Его позывной “Майк”, он первый в Украине полный кавалер боевого ордена Богдана Хмельницкого 1, 2 и 3 степени.

Максим Миргородский стал живой легендой 79-й (Николаевской) отдельной аэромобильной бригады ВСУ, а его батальон в зоне АТО называли “летучим”.


Еще в 2018 году в интервью «Радио Свобода» он рассказал, что происходило на том маленьком кусочке украинской земли, скромно умолчав о своих заслугах.

Максим Миргородский


Мы приведем небольшие выдержки из этого интервью.
«Есть люди, которые говорят: «Этот аэропорт никому не был нужен». А вы там были? Вы думаете, что тот боец, который там не спал, не ел, тот, который возил боеприпасы, рискуя сгореть вместе с ними, – он это просто так делал?!
Мое мнение: вы им ноги должны целовать! И всегда помнить о тех, кто свою жизнь отдал.


Каждый боец не выполняет приказ ради «Майка» или какого-нибудь другого командира. Он выполняет приказ, потому что хочет, чтобы в его семье не было горя и беды.

Мы не за правительство воюем. Мы сражаемся за народ, родных и близких.

Я видел смерть и не хочу, чтобы мои дети, не дай Бог, это увидели. И будет это Донецкий аэропорт или какое-нибудь село, которое «не имеет значения», как кто-то говорит, но если будет нужно, то в этом селе мы все ляжем. А дальше вместо «Майка» придет какой-нибудь другой мужчина и будет драться.


Я не считаю себя киборгом. Я в Донецком аэропорту, в терминалах, ни дня не был. Я просто определенный период координировал оборону. В октябре, ноябре 2014 года управление было через меня: боевые задания, выбор целей, логистика, вывоз раненых, контроль, все…

На тот момент я четко понимал, что буду полезен своим 100-200 людям. Нам нужен был свой человек в другой «семье», потому что мы, десантники, там были «чужие». Мы пришли под руководство пехоты, и я понимал, что каждый борется за своего бойца, каждый бережет своего бойца. И когда какие-то непонятные задачи, то каждый говорит: мои не пойдут.


На том этапе мое место было там, где я мог брать телефон – спутниковый комплект, радиостанцию – и позвонить первым лицам, чтобы напрямую передать реальное положение вещей. Чтобы они знали ситуацию, а не украшенные генеральскими и полковническими звездами доклады, что “ситуация под контролем”, “все хорошо”, и там чуть ли не трехразовое питание.
Но это был жесткий период. Это был период, когда мои люди сгорели в БТРе. Девять моих людей…
»

МЫ ПОМНИМ. МЫ ХОТИМ, ЧТОБЫ И ВЫ ПОМНИЛИ…

Подготовила Татьяна Терзи

Фото на главной Сергея Лойка