Бразилия – это, оказывается, не только футбол и сериалы, полюбившиеся в начале 90-х прошлого века постсоветскому зрителю. Эта далекая страна с субтропическим климатом  еще и часть истории бессарабских болгар, о которой мы, увы, знаем непростительно мало.

Да-да, именно Бразилия в 20-х годах ХХ столетия стала своего рода вынужденным пристанищем для десятков тысяч (точное число до сих пор не установлено) гагаузов и болгар, которые покинули родную Бессарабию. Это была вовсе не радостная поездка в заморскую страну, а вынужденная необходимость. Каждого из уезжающих переполняли смешанные чувства – надежды и …страха. Ведь это был путь в неизвестность. И причин для этого дальнего переезда было несколько: Бессарабия, которая входила в состав Российской империи, была захвачена Румынией. Власти стали преследовать её жителей, в том числе гагаузов и болгар, забирать земли, закрывая русские школы. Были ужесточены налоги, что обрекало людей на нищенское существование.

В это же время в связи с отменой рабства и потребностью в рабочей силе на многочисленных плантациях, Бразилия стала привлекать новых эмигрантов (поселенцев). До далекой Бессарабии дошли слухи (по большей части их доносили и сами румынские власти) о том, что в Бразилии предоставляют землю, дома и многое другое для начала новой достойной жизни. Трудолюбивые бессарабцы поверили и решили воспользоваться столь заманчивым предложением. Они стали распродавать свои земли дешевле рыночной стоимости, чтобы приобрести заветные билеты на корабль, который увезет их в новую жизнь.

Бессарабские эмигранты на пути к новой жизни

В тот момент они и представить себе не могли, что это долгое путешествие по океану выдержат далеко не все. Многие младенцы и старцы погибнут еще будучи на судне. Совершенно иная реальность ожидала и тех гагаузов, и болгар, кто все же доплыл до бразильской земли. Из одной преисподней они попали в другую. Поскольку были вынуждены работать с утра до ночи на кофейных плантациях подобно рабам, на чужой земле, без имущества и денег на обратный путь.

Не выдержав такого гнета, бессарабские эмигранты подняли мятеж из-за нарушения их прав. Но это лишь усугубило их положение. Мятежники были изолированы на карантинном острове близ Рио-де-Жанейро на протяжении нескольких месяцев. Условия на острове были ужасны: многие семьи потеряли здесь своих новорожденных детей, некоторые отравились неизвестными растениями, употребляя их в пищу.

После этого сложного периода настал вожделенный рассвет, в который уже мало верилось. Власти перевезли выживших в Сан-Пауло, где большинство эмигрантов нашли работу на местных заводах. Они стали непосредственными участниками индустриализации городов, строительства мостов и других крупных объектов. Собирая деньги на свою давнюю мечту  – приобретение в собственность землю –  гагаузы и болгары жили закрытым сообществом. Впоследствии многие решили покинуть колонию, потому что хотели, чтобы их дети получили образование.

Семья Трафанюк. Эмигранты из Бессарабии

Многие бессарабцы получили высшее образование, построили хорошую карьеру и получили высокий социальный статус в далекой и одновременно ставшей родной Бразилии. Один из них – Маркос Вазняк, журналист, историк, писатель и сын бессарабских иммигрантов, ныне проживающий и работающий в бразильском городе Луселия.

Маркос Вазняк, фото из Facebook

Он один из тех, кто ощущает необходимость знать и помнить о своей национальности, о том кто он, его предки и откуда они прибыли. А главное, что эти свои знания он пожелал увековечить в книге об истории бессарабских переселенцев в Бразилии, к написанию которой уже приступил. Впрочем, ему слово…

ПОСРЕДИ ЛЕСА В БРАЗИЛИИ

Город Луселия, расположенный на крайнем западе штата Сан-Паулу (Бразилия), был основан в 1929 году на общине славян, называемой Балиса, состоящей из русских, болгар, гагаузов, украинцев, евреев и латышей из Бессарабии.

Дорога в Балисе

Эти иммигранты прибыли в Бразилию в 1926 году и, тем самым, создали большую бессарабскую диаспору. Когда они прибыли в регион, где сегодня находится город Луселия, то сильно пострадали. Сильная тропическая жара, новые и неизвестные болезни, такие как малярия, желтая лихорадка и другие, не прошли бесследно. В дополнение к болезням иммигранты столкнулись с девственным лесом, с их гигантскими деревьями, в которых скрывались такие свирепые животные, как ягуар, горилла. Населяли леса и невиданные до сих пор племена индейцев. Именно посреди леса бессарабские иммигранты построили колонию, позже названную Балисой.

У общины даже было две церкви: протестантская и православная. Православный священник прибыл из Сан-Паулу. Позже у Балисы появилась и своя футбольная команда и ее фан-клуб  Baliza Club, которая до сих пор существует в городе Луселия.

Футболисты Балисы

Там же был склад, где и сегодня есть бухгалтерские данные с именами болгарских и русских жителей, записанные в тетради с 1929 года. Было Бюро по вопросам мира, где регистрировались браки и смерти. Было и кладбище, которое сегодня, увы, исчезло, но на котором, как известно, были похоронены и бойцы Первой мировой войны.

Муниципальное кладбище Балисы

Именно бессарабские иммигранты посадили и выращивали в Бразилии такие культуры, как хлопок, арахис, кукуруза, бобы и рис. А во время Второй мировой войны (1939-1945) выращивали и экспортировали в Соединенные Штаты Америки мяту.

Бессарабские эмигранты Балисы на расчистке почвы под посадку нового урожая

В 1944 году, спустя 15 лет после своего основания, город Луселия получил свою политическую и административную независимость. С появлением линий трех железных дорог Луселия превзошел Балису не только по численности населения, но и по количеству привлечённых инвестиций. Луселия рос, а Балиса умирал, но некоторые его обитатели продолжали там оставаться. Деревня Балиса была небольшой – всего 2756 человек, но с плодородной землей.

Из интервью журналиста Хосе Карлоса Дольтозо из Балисы с г-ном Степаном Павлюком, который в июне 1997 года рассказал:

«Я помню, что у Балисы было около сорока резиденций, пять коммерческих домов, православная церковь, аптека и кладбище. Сегодня на этом месте ничего не осталось, все переехали в Луселию. Я родился в 1918 году в Питронске, Бессарабия, теперь Румыния. Нам было трудно приехать в Бразилию, а затем адаптироваться к климату и обычаям новой земли, мы никогда раньше не работали на кофейных плантациях. Мы не знали таких фруктов, как бананы, папайя и манго. Здесь все было по-другому…».

Балиса не была традиционной колонией, как другие. Ее представители могли встречаться по выходным, чтобы пить водку, есть типичные блюда Бессарабии, смотреть на горизонт, оплакивать тоску по дому, родственникам, оставшимся в Бессарабии.

Нынче Балиса является лишь сельским районом Луселии, где есть два ручья под названием Большая Вода и еще один Балиса. Там в настоящее время есть плантации сахарного тростника, кофе и пастбище для коров.

Пейзаж Балисы

Но есть еще и документы и потомки иммигрантов, свидетельствующие о том, что именно здесь, в Балисе, когда-то бурлила жизнь. И память о ней будет сохранена не только в сердцах потомков бессарабцев, ныне проживающих в Бразилии, но и в книге, которая была издана к концу 2020 года. Мы надеемся, что однажды она будет переведена на русский, болгарский и румынский языки и будет прочитана всеми нашими братьями – молдаванами, украинцами, русскими, болгарами и гагаузами.

Маркос Вазняк

Подготовила Алла Кариза (в материале приведены исторические факты с сайта ciachirhasdeu.wordpress.com)

От интернет издания “Махала”

Выражаем благодарность уроженке Болградского района Жанне Сарапион за предоставленное письмо и фото Маркоса Вазняка. И обращаемся к нашим читателям: если у вас есть какие-то истории, фото, документы, свидетельствующие о переселении ваших предков в Бразилию, присылайте их на электронный адрес drugba158@ukr.net. Память должна быть увековечена. И память о бессарабских болгарах в Бразилии заслуживает того в не меньшей степени, а то и в большей, поскольку мало изучена и исследована. Ведь среди эмигрировавших в Бразилию были болгары и гагаузы не только из Молдовы и других районов Бессарабии, но и Болградского, в частности.