Уже 44 года они вместе и в радости, и в печали, которых немало выпало на их долю. Но сегодня, по прошествии нескольких десятков лет, об этом и не скажешь. Он ежедневно признается ей в любви, хотя, говорят, у сдержанных осетинских мужчин это не принято. А она утверждает, что из года в год ее чувства к мужу становятся еще сильнее. Бывает ли такое? Бывает. Осетино-болгарская семья Веры и Альберта Сотиевых из Болграда – тому красноречивое подтверждение.

ЛЕДЕНЦЫ КАК ПОВОД ДЛЯ ЗНАКОМСТВА


Их встреча явно была предрешена свыше. Хотя это был обычный день далекого 1975-го года. Студентка Бендеровского торгового училища Вера вместе с сокурсницей и односельчанкой Мусей разместились в автобусе, который должен был доставить девушек из их родной Ореховки на железнодорожный вокзал в селе Зализничное. Вечером там проходил поезд Рени – Кишинев, на котором 17-летние подружки уже не в первый раз добирались к месту учебы.


На вокзале было в тот день многолюдно, среди пассажиров выделялось много бравых мужчин в военной форме. Это солдаты-срочники после десантирования в Арцизе возвращались к месту службы в город Кишинев.


«Девушки, угостите леденцами?» – с кавказским акцентом обратился один из двух подошедших к Вере и Мусе военнослужащих. Но сельские девчонки, которым предусмотрительные мамы наставляли с незнакомцами не общаться, делиться лакомством не спешили. Так, перебросились парой дежурных фраз со служивыми и поспешили удалиться.


«В поезде я, как и советовала мама, стала искать пожилых людей, чтобы ехать с ними по соседству. Так должно было быть безопаснее. А когда, наконец, нашла одну бабулю в плацкарте, задремала. Но меня вскоре разбудили», – вспоминает Вера.

Это был все тот же солдат-кавказец Альберт, который, наконец, отыскал явно понравившуюся ему незнакомку. Как ни странно, Вера уже не ощущала опасений, по крайней мере, интуиция ей ничего плохого не подсказывала.

Они говорили долго о том о сем, и говорили бы еще, невзирая на акцент молодого человека, на трехлетнюю разницу в возрасте, но в три ночи девушки должны были сойти на перрон в г. Бендеры. Сама не зная почему, но Вера дала ему свой адрес проживания на съемной квартире, и они попрощались.


Тогда у Веры еще ничего не ёкнуло в груди. Она отвечала «брату» Альберту на его письма, училась, словом, жизнь шла, как и прежде, своим чередом. Ничего такого не перевернулось в ее сердце даже тогда, когда спустя полгода после их первой встречи Альберт, уже демобилизовавшись из армии, приехал к Вере в Бендеры и предложил украсть ее по горным обычаям.


«Ты что! И речи быть не может!», – с улыбкой ответила она уже состоявшемуся десантнику, который привез ей в подарок ручку с золотым пером, блокнот и леденцы, которые когда-то стали поводом для знакомства.

ИСПЫТАНИЕ РАЗЛУКОЙ


Вера провела Альберта до автостанции, пожелала всего наилучшего и вернулась к привычной жизни. Никаких планов насчет стройного и подтянутого Альберта она не строила. Да и он, казалось, тоже.
Вернувшись в родное осетинское село, молодой человек сделал попытку поступить в сельхозинститут во Владикавказе, но не сложилось. И даже попытался, было, сосватать девушку, с которой перекинулся парой слов, будучи в столице Южной Осетии у дяди.


«Если ты уже с ней заговорил, надо иди сватать», – напомнил о давних обычаях старший родственник Альберта.

Парень пререкаться не стал, засобирался с дядей в путь. Но придя к дому потенциальной невесты, оба обнаружили, что их никто не ждет. Это потом они узнали, что мама девушки, которая была к тому времени вдовой, отправилась в соседнее село за старшим зятем. Потому что когда сватают молодую, в доме должен быть обязательно мужчина…


«Нас потом уговаривали прийти еще раз, но я напрочь отказался. Коль с первого раза не вышло – значит, не мое», – вспоминает Альберт Александрович. Когда же родня стала настаивать на том, что ему уже пора жениться, молодой мужчина достал сохранившееся у него фото Веры. И все, как один, сказали: «Так женись…». Невзирая на то, что она не их рода племени.


Окончательному решению поехать в Кишинев, где Вера уже работала на кассе в столовой одного из крупных заводов, стала весть о том, что она собирается замуж…за местного участкового. Альберт немедленно засобирался в путь-дорогу.


Пока ехал, в голове вертелся сон, который он видел еще будучи мальчишкой. Это было гадание, о котором он как-то услышал из уст старших. В определённый день надо было набрать стакан воды и обязательно поместить его в шкаф со стеклом, закрыв на ключ. В доме Сотиевых такой шкаф был, в нем мама хранила семейный бюджет, а ключ всегда держала при себе. Ради этого Альберт пошел на хитрость – обнял мать, а сам достал из кармана ее халата заветный ключик. Нет, не ради денег. Ради того, чтобы увидеть суженную. Стакан был помещен на ночь в шкаф, а ключ положен под подушку.


Во сне он испытал такую жажду, какую еще не испытывал наяву. И тут возникла в его комнате черноглазая девушка, которая протянула ключ, юноша напился и …проснулся.


…Самолет шел на посадку. И когда шасси коснулись посадочной полосы, Альберт окончательно понял, что во сне это Вера принесла ему стакан воды.

ПРОРОЧЕСТВА ТЕТИ ФАНИ


Молодой осетин прилетел ночью, заночевал в аэропорту, а потом пошел по адресу. Веры дома не оказалось, она уже ушла на работу. Но его встретила старая добрая хозяйка квартиры тетя Фаня. Женщина окинула взглядом молодого человека, потом, пока тот располагался, быстренько раскинула карты. И все про всех уже знала. Почаевничав, и хозяйка, и молодой гость вместе отправились на место работы Веры.

«Пойми, он и твоя судьба, и твоя жизнь, и твое счастье. Не будет больше никого у тебя, никого, кроме него», – успела заверить тетя Фаня слегка растерянную Веру.


Свадьба с местным участковым была отменена. Альберт окончательно завоевал сердце бессарабской болгарки Веры, которую еще недавно называл в своих письмах сестричкой. «Я хочу, чтобы ты стала моей женой, хозяйкой и матерью моих детей», – признался тем же вечером кавказец, на что получил убедительное «да».


Свадьбу молодые сыграли в Ореховке 10 июня 1977 года. Это была веселая болгаро-осетинская свадьба, против которой не встал никто – ни родители невесты, ни жениха. Свадебный вечер прошел и в родном осетинском селе Альберта.


Потом, спустя годы, они сыграют еще одну свадьбу по случаю круглой годовщины, которую им устроит уже дочь с зятем и на которую будут съезжаться многочисленные гости и друзья, чтобы окунуться в их атмосферу любви, добра, радости и смеха. Но это потом.


А сначала молодые начнут жить в Молдавии, которая и стало местом рождения их продолжительных крепких чувств. Здесь же на свет появилась в 1979 году их дочь Инна…и первые серьезные трудности. К сожалению, роды оказались непростыми, молодой женщине еще пришлось пройти долгое лечение. Но любовь настоящая ведь долготерпит. А у Сотиевых она действительно была настоящей. Потому что осетин Альберт не чурался на период болезни жены ни стирать, ни убирать, ни готовить. Впрочем, не только на период болезни.

Когда молодые супруги впервые приехали на родину Альберта, он посмел нарушить давнюю осетинскую традицию относительно того, что жена не должна сидеть рядом с супругом за одним столом. Вера всегда находилась рядом с мужем, и не нашлось тех, кто был
против этого.

Веру полюбила многочисленная родня Альберта. Да и он был желанным зятем в ее семье. Словом, все было, как и заверила тетя Фаня из Молдавии.

ВСЕМ ТРУДНОСТЯМ НАЗЛО

Переехав в Болград в начале 80-х, им какое-то время пришлось поскитаться по съемным квартирам, потерпеть бытовые трудности, которые многих разъединяют. Но не их. Зато, как они радовались, когда глава семейства, проработав строителем в военстрое, получил свое первое жилье в военном городке. Но это не заставило Альберта Сотиева отказаться от мечты – построить собственный дом, каждый кирпич которого закладывался с особой любовью и где впоследствии не смолкали голоса многочисленных гостей.


Пришлось этой паре пережить и разлуку, и финансовые потери. В начале 90-х Альберт уехал на заработки в Читу. Заработанных 12 тысяч рублей должно было хватить на несколько машин, но деньги в одночасье обесценились. А потом было и пострашнее. В один из своих приездов на родину, глава семейства попал в чеченский плен, откуда хоть и выбрался без обручального кольца, зато живой.


А буквально два года назад Альберт Сотиев вымолил супругу у Бога, стоя на коленях, когда его Веру увезли на сложную операцию в Одессу.


«Я понял, что для меня счастье – это когда здорова и жива моя супруга, мои дети, внуки, мои близкие люди и когда нет войны и есть достаток. А большего мне и не надо», – говорит Альберт Сотиев.

О подлинности его чувств свидетельствует и супруга: «Знаю, когда уезжаю к внучке в Одессу, он не спит в нашей спальне, потому что меня нет рядом».


«А зачем мне эта спальня, если нет в ней моей Веры? Я ведь люблю проснуться раньше нее и смотреть, как она спит, просто любоваться», – объясняет Альберт Сотиев.


Ссорятся ли они? Безусловно, без этого не обходится семейная жизнь. Но в их семье нет места повышенным тонам, оскорблениям и унижениям. «К вечеру все проходит», – улыбаясь, заверяет Альберт Александрович.

КОГДА ОНА – ДОБРОТА, ОН – ТЫЛ


«Люблю жену за ее доброту, мудрость, люблю, как в первый день», – заверяет Альберт. «А я знаю, что он – мой самый надежный тыл», – добавляет Вера.

А еще они гармонично переплетают традиции своих народов. Она также вкусно, как и мама Альберта, готовит хинкали, а он с удовольствием исполняет на праздниках добрую народную болгарскую «Закули ми черну кукошку…».


«Я не верю в то, что детей можно любить больше, чем супругу. Это разные виды любви, не взаимозаменяемые. И Болград, и Украину я люблю за то, что здесь родилась и живет моя любовь, спасибо, что никогда не ощущал себя здесь чужим», – утверждает Альберт Александрович.


Я прошу этих молодоженов со стажем поделиться их формулой любви.


«Важно уметь слушать и слышать своего человека, уступать ему, доверять, но прежде найти его. Именно своего, иначе никакие советы не помогут», – считает Вера Сотиева.

И ее Альберт в знак согласия кивает головой…У истинно влюбленных мысли сходятся.

АЛЛА КАРИЗА