Болградец Владимир Арабаджи, праправнук создателя карет для румынского царя Михая, единственный сын педагогов Болградской школы №1, мог бы жить в более перспективном городе Украины, но оказался нужнее здесь, на родной болградской земле, о чем ни разу за свои шестьдесят лет не пожалел.

Владимир Арабаджи, Алла Кариза

Болград он покидал ненадолго. Сначала, чтобы по окончании школы попробовал поступить в Московский авиационный институт. Но не вышло. «Отец предупредил меня – в первый год можешь поступить, куда душа желает. Не поступишь – уже мы, родители, будем делать за тебя выбор», – с улыбкой вспоминает Владимир Валентинович. Но даже не они сыграли главную роль в его профессиональном становлении, а старый друг семьи, ученик его матери, а тогда уже известный в Болграде стоматолог Анатолий Зоричев, который и посоветовал парню поступить в Одесский мединститут.

Владимир сначала отнекивался, но за химию засел и…спустя год был зачислен. Потому что не привык наполовину. А со страхами боролся, наступая на них. Уже на первом курсе устроился в ближайший морг и…победил этот самый страх. Максимализм – всегда был той чертой характера, которая заставляла все доводить до конца и на высоком уровне.

Это он один из 170 студентов на четвертом курсе сдал на «отлично» дисциплину «акушерство и гинекология» и мог бы стать неплохим гинекологом (так говорил ректор мединститута), но вновь послушался совета Зоричева и уже в 1984 году отправился проходить интернатуру в город Сумы.

Там же работал сначала при областной, а потом и городской стоматполиклинике. Там получил квартиру, но в 1988 году вернулся в родной Болград, где работает стоматологом и поныне. Причем, лечит не только зубы, но и в какой-то степени души. Потому что он всегда на позитиве, которым щедро делится с людьми.

Владимир в сценическом образе

«Свою работу я люблю, в ней по-другому нельзя. А театр – это моя отдушина», – признается Владимир Арабаджи, который после работы становится актером театральной студии «Онгъл». Творчество всегда присутствовало в его жизни.

Любовь к нему привили родители-педагоги, включая сына во всевозможные школьные мероприятия – конкурсы чтецов, театральные постановки.

«Это мама научила меня за два месяца игре на фортепиано, хотя у меня отсутствует слух. Это от нее у меня эта жизнерадостность и жизнелюбие. А от отца – умение иногда сдерживать свои порывы открытости», – вновь одаривает улыбкой Владимир Арабаджи.

Он и играет в основном комические роли, потому что, как сам признается, трагедию просто не умеет. Хотя печали ему хлебнуть тоже довелось. Но даже и об этом непростом жизненном периоде, когда он остался один с трехлетней дочерью и десятилетним сыном, говорит с долей самоиронии.

«Что помогло тогда не сломаться? Конечно, друзья. Без них я бы не справился, да и сами дети. Ведь я с ними был в одной лодке: я воспитывал их, а они меня. Возможно, у меня не все получилось идеально. Наверное, сказывается моя природная мягкость, неспособность к лидерству, начальник из меня точно бы не получился, как и строгий отец. А еще помогла искренняя вера в Бога, к которой я пришел тогда», – рассказывает Владимир Валентинович. Сегодня у него с его уже взрослыми детьми складываются замечательные теплые отношения.

«Правда, они уходят от меня. Я уже не имею на них такого влияния, как этот новый окружающий мир, в котором мне и не очень-то хочется находиться из-за того, что в нем преобладают эгоизм и дефицит духовности. Но быть в этом новом мире с его новыми законами – право моих детей, возможно, вынужденное, и я это принимаю», – не скрывает герой нашего города

Владимир Арабаджи и добавляет, какую, порой, поразительную дистанцию он наблюдает между современными родителями и их детьми даже в ходе своей стоматологической практики. «Люди живут в своих панцирях. А так не должно быть. Надо выходить, искать общие темы для разговоров, встречаться и говорить. А то живем все чаще в гаджетах. Меня от этого спасла театральная студия «Онгъл» и ее участники. Я стал общительнее, раскованнее благодаря той дружной атмосфере, что там царит. Хотелось бы больше таких мест в нашем городе. Нелишним, считаю, будет тот же психологический кружок, где людям будут помогать выбираться из депрессий, находить ориентиры и даже друзей», – считает Владимир Арабаджи.

Я прошу ответить его, за что он так любит Болград и откуда черпает свой позитивный настрой.

«Я никогда не пожалел, что остался в Болграде. Как можно не любить этот город, это ведь моя родина? Что можно в нем изменить! Прежде всего, люди сами должно поменяться, – считает Владимир Арабаджи. – А то натянут какие-то маски на себя и несут их по жизни, пряча свою душу, свою человечность. Ну а позитив можно и нужно черпать в природе. Я, например, если тяжко на душе, равно и тогда, когда есть повод для радости, спешу в парк имени Пушкина или на стадион. Да, чувства эти противоположные, но они должны пребывать в балансе. И уравновесить их может наша замечательная природа. Надо только довериться ей», – отвечает Владимир Арабаджи, который, пережив трудности, остается все тем же задорным болградским мальчишкой, которому хочется улыбаться в ответ.

Алла Кариза