Журналисту «Дружбы» довелось провести в этом населённом пункте, расположенном вдоль трассы Одесса-Рени, весь день 25 октября и поприсутствовать на одном из двух избирательных участков в качестве наблюдателя от общественной сети «ОПОРА».


Село Заря – очень даже близкое по духу нам село. Уже потому, что здесь проживают в большинстве своем болгары. Как известно, после русско-турецкой войны началось второе массовое переселение болгар в Бессарабию. Среди них были и будущие основатели Камчика. Название Заря этому населенному пункту было присвоено уже позже, в 1945 году, тогда же все три сельхозартели объединились в одно предприятие «Заря», спустя три года переименованное в «Дружба».
Это, собственно, то, что я успела прочитать во всезнающей «Википедии» перед отбытием в Зарю ранним утром 25 октября, поняв, что еду «к своим».


В общем-то, не так далеко это село расположено от Болграда, благодаря отремонтированной трассе. Понадобилось часа полтора, как раньше до Измаила, чтобы ступить на зарянскую землю.
Село еще спало, когда я сошла с автобуса, но уже само по себе выглядело приветливо и уютно. Такое впечатление создавал выложенный новенькой тротуарной плиткой центр, заасфальтированные проселочные дороги, аккуратные ухоженные домики с магазинами, наличие даже светофора с пешеходными переходами, величественный храм, но и чистота с обилием мусорных урн, в которые не попасть просто грех. Ах, ну-да, и освещение….Такой себе маленький Лас-Вегас.


Я поняла, что здесь живут радушные люди, когда заприметила первого жителя Зари. Мужчина вышел со двора с тяпкой, чтобы навести марафет на придомовой клумбе с ярко-желтыми хризантемами.
«А вы к нам на выборы? Да, да, два участка у нас расположены в одном здании – в Доме культуры. И откуда вы?» – поинтересовался мужчина, направляя меня в точку назначения. «Я из Болграда», – ответила я. «Так ви сти наша», – констатировал добродушный зарянец и пожелал успехов.
До открытия участка оставалось минут десять, и я достала термос с кофе, устроившись на одной из милых лавочек перед входом в местный ДК. Тишину Зари нарушали лишь проносившиеся по трассе груженные фуры, пение птиц и звон колоколов Троицкого храма, утопавшего в развесистых ивах. Должно быть, зарянцы сегодня усерднее всего будут молиться о благополучии своего родного села и о правильности своего выбора на предстоящие пять лет…
«Вы к нам?», – нарушил мои раздумья женский голос. Это заместитель председателя избирательной комиссии прибыла на участок. Мы вошли в фойе Дома культуры, после того как двери нам открыл страж порядка, ночевавший здесь вместе с сейфом с бюллетенями. Спустя еще несколько минут на участок стали подтягиваться и остальные члены комиссии.
Первый избиратель на этом участке появился в 7.02. Пенсионер, очевидно, просто забыл перевести часы, поэтому остался дожиться официального открытия участка на скамейке. И был первым, кто его переступил. Однако, как оказалось, мужчине было непросто разобраться со всеми четырьмя бюллетенями. Впоследствии такую картину я наблюдала не раз. Старикам, людям ответственным, этот выбор вообще давался непросто.


Куда ставить галочку, за какую партию, а правильно ли? Это минимум вопросов, которые вызывали в них нескрываемое волнение, обескураженность и ощущение беспомощности. И, конечно, мужчина просил помочь милую знакомую односельчанку с бейджем на груди. Но мне, как наблюдателю, пришлось эти, казалось, обычные вопросы о помощи пресекать. Не имеет право ни наблюдатель, ни член комиссии оказывать такую поддержку. Только другой избиратель, да и то с разрешения председателя комиссии или его зама.
Ближе к полдню ситуация вообще усложнилась тем, что народ аккурат после воскресной службы направился на участок. В связи с эпидситуацией людей пришлось впускать дозированно. Кто-то возмущался и уходил, другие стойко выдерживали очередь. Последнюю, надо сказать, создавали не только эпидситуация, но и нехватка стационарных кабинок для голосования. Для участков с количеством избирателей больше 1500 таковых должно было быть не менее шести, а было всего четыре. По этой причине, несмотря на неоднократные замечания, многие избиратели голосовали «на коленках», что также нарушало тайну голосования.
Не доставало и переносных ящичков для голосования на дому. Такой значился только один, куда должны были опустить свои бюллетени 61 голосующий на дому!
Пандуса для людей с особыми потребностями я тоже не обнаружила. «В нем и нет необходимости – все, кому тяжело самостоятельно прийти на участок, голосуют на дому», – пояснила председатель комиссии.
Что еще интересного? Довелось пресечь попытку девушки сфотографировать бюллетень. «Кто-то сегодня останется без 500 «бабосов», – прокомментировал сцену стоящий рядом избиратель.
В остальном все было тихо и спокойно. «Хотим жить не хуже, чем жили до этого», – призналась мне одна из наблюдателей от одной из политсил, местная жительница.


Кстати, что нас еще объединяет с Зарей, так это ее стремление сохранить его в процессе реформы децентрализации, как состоятельную громаду. В этой связи до недавнего действовавшая голова села Виктория Райчева вместе с местными жителями писали даже обращение к Президенту Украины. Но безуспешно. Самодостаточная Заря была включена в состав Саратской ОТГ, и, как стало известно, в момент написания этой публикации, ее и возглавит та самая Виктория Райчева.
«Она молодая, и многое успела сделать для нашего села, думаем у нее и дальше получится», – поделилась местная жительница Алла.
…Я уезжала из Зари с приятным ощущением, что и никуда не уезжала. А еще с со здешним гостинцем – натуральной колбасой и хлебом, который производит местное успешное сельхозпредприятие «Дружба».
Очередной день подходил к завершению, членов избирательной комиссии и мою напарницу из «Опоры» ожидала бессонная ночь, для зарянцев – судьбоносная. Пусть все сложится у болгар-земляков хорошо.
Алла КАРИЗА