Их несложно узнать в городе – не только по говору, поведению, но и по растерянным лицам. И они совершенно не готовы откровенничать по поводу пережитого. Потому что для них вспоминать – равно еще раз испытать страх, боль, отчаяние, от которых они еще не отошли.

Ведь где-то там остались их знакомые, друзья, близкие, со многими из которых утрачена связь. А еще им тяжело принять этот новый свой социальный статус – вынужденный переселенец, или беженец в собственной стране. И, правда, хвастать этим или, напротив, строить из себя жертву нормальному гражданину трудно.

…Моя собеседница Наталья тоже согласилась на беседу по одной причине – поблагодарить людей, которые оказали ей и ее семье помощь, когда они чудом добрались из родного для нее, но уже смертельно опасного Мариуполя в Болград – город ее детства и юности.

«Мы здесь всего неделю», – начинает свой рассказ женщина, обхватывая все сильнее бумажный стаканчик с «американо», словно пытаясь, наконец, согреть душу. Она изо всех сил хочет сдержать переполняющие ее эмоции, но на глазах предательски выступают слезы, как только она начинает говорить слова благодарности. Потому что теперь она знает цену каждому поступку.

Ветер злых перемен

Наталья не скрывает, что жизнь ее до этих страшных событий можно было бы назвать успешной. Во всяком случае, поводов роптать на судьбу не было. Окончив в 1984 году Болградскую школу №3, девушка поступила в Одесский инженерный институт морского флота, получив специальность инженера-гидротехника. Оттуда была направлена на работу в индустриальный Мариуполь, в порт. В этом городе, где она прожила большую часть своей жизни, она не только построила карьеру, но и создала семью.

«Уже на третий день ухаживаний будущий супруг предложил замуж. Меня это смутило, но я согласилась»,

– предавшись теплым воспоминаниям, женщина впервые улыбнулась. Вот уже 32 года они вместе не только в радости, но и в горе.

Ее муж до недавнего времени ходил по морям-океанам. Она – доросла до одной из руководящих должностей в порту. Вместе растили сына, который показывал хорошие результаты в учебе.

«Можно сказать, мы ни в чем не нуждались. Успели приобрести трёхкомнатную квартиру в центре развивающегося и ставшего почти европейским Мариуполя, сделали отличный ремонт… Дача, машина, друзья, уверенность, планы на будущее. И обязательно ежегодно приезжали в мой родной Болград – нет, не на море, в Мариуполе нам его хватало, чтоб родителей увидеть, родственников», – продолжает женщина.

Но тут подул ветер злых перемен. Причем, Мариуполь стал одним из первых городов, куда добрался сей разрушающий «циклон». Разрушающий не только сам город, его строения, но и судьбы, жизни людей.

«В первые дни мы еще думали, что будет так, как было в 2014-ом – чуть постреляют и все встанет на свои места. Но нет… Уже 26-27 февраля мы поняли, что все намного серьезнее. Особенно, когда к соседу через крышу на кухню на девятом этаже залетел снаряд. Опасность нарастала: исчезла мобильная связь, Интернет, я не могла связаться с близкими, чтоб сообщить, что мы живы. Пропали свет, вода и газ, не найти было ни продуктов, ни медикаментов. И какая была у нас радость, когда в марте выпал снег. Мы топили его, собирая с ливневых стоков, чтоб получить воду, а пищу готовили с соседями на костре…Вот говорю сейчас это, и до сих пор не могу поверить», – у Натальи вновь начинает дрожать голос.

Попытка укрыться на даче тоже результата не дала. Минометные обстрелы уничтожили и само строение, и гараж, и даже попали в машину семьи.

«Конечно, тревожный чемоданчик с документами я приготовила, собрала кое-какие вещи в сумки, но когда конкретно стали бомбить, я только и успела схватить два одеяла и стульчик в надежде, что вот сейчас пересидим в убежище и …вернемся», – продолжает женщина.

Но супруг скомандовал – никакое убежище, едут в родной порт. И это было верное решение. Потому что коридоров для эвакуации еще не было. На дачу уже нельзя, да и в подвалах долго не высидишь, все равно придется подниматься на поверхность безнадежной реальности, в которой не прекращался грохот разрывающихся снарядов.

«Порт, как ни странно, целенаправленно не бомбили. И я так признательна его директору. Нас не только приютили на несколько ночей в спорткомплексе порта, где мы ночевали на матах, снабдили едой и теплом, но и постарались выплатить сотрудникам заработную плату. Она нам пригодилась, ведь 15 марта мы решились ехать, пусть на машине с разбитым стеклом, пробитым осколком колесом и с полупустым баком», – рассказывает Наталья.

Несмотря на все ее уговоры, непрекращающиеся обстрелы, супруг и сын все же осмелились еще раз попасть в их квартиру, чтоб прихватить сумки с вещами и медикаментами. Надежда на то, что они смогут пережить это ужас здесь, на месте, растворилась окончательно.

Назад – в неизвестное будущее

В путь они тронулись вместе с кумовьями. Те – тоже на своей машине. Но уже не через Николаев и Херсон. Туда дорога была закрыта. А на Запорожье. Доехали до Бердянска, где было куда спокойнее и где они смогли хотя бы одну ночь отдохнуть у знакомых. Отдых этот был действительно нелишним, потому что на следующий день им предстояло преодолеть настоящую дорогу смерти.

«Мы ехали почти все время по полям, когда, добравшись почти до Василевки Запорожской области, въехали на трассу. За нами – еще порядка трех тысяч таких же бегущих от войны машин с напуганными людьми. А потом началось то, что вряд ли уже смогу когда-то забыть. Мы попали под минометный обстрел с двух сторон. В зеркалах заднего вида – пламя, взрыв, хаотично съезжающиеся в кучи машины….Западня, прощание с жизнью и…ощущение второго рождения, когда мы поняли, что мы выжили, мы живы»,

– Наталья делает паузу и достает из кармана платок. И это понятно – смотреть обстрелы в каком-то блокбастере и быть живыми мишенями – две большие разницы.

Когда добрались в Днепр, получили настоящий подарок от крестника, который проживал в этом городе. Молодой человек заказал для них номер в отеле с рестораном.

«Мы зашли туда грязные, уставшие, испуганные, но зато живые», –

акцентирует внимание Наталья. Отдохнувшие утром, но еще в состоянии шока они выехали на Болград.

«Знаете, я вижу, что здесь и сегодня многие не понимают тот ужас, который происходит за пределами тихого и мирного Болграда. Уверена, это даже до конца не осознали мои престарелые родители. И даже те торговцы на местном рынке, с которыми вынужденно приходится торговаться. Им еще невдомек, что, только отдав больше, человек и получит больше»,

– акцентирует внимание Наталья. И правда – из добрых жестов, больших и малых, и выкладывается путь к победе.

«Да, это тяжело начинать все сначала, когда обрывается привычный, устоявшийся годами ход жизни, когда не знаешь, что с твоими родными, близкими, друзьями, где они. Но нам очень хочется верить, что они не одни, как и мы сейчас», – говорит Наталья.

«Сегодня позвонили соседи из Мариуполя, сообщили, что от нашей девятиэтажки осталась только коробка, дом сгорел»,

– осторожно сообщает муж моей собеседницы, и тут же с уверенностью добавляет, что они еще туда обязательно вернутся.

«Конечно, вернемся», – с не меньшей верой в это заключает Наталья.

Лучше давать, чем брать

Героиня этой публикации и ее семья сердечно благодарят Центр предоставления социальных услуг Болградского горсовета во главе со Светланой Жечевой, начальника отделения Пенсионного фонда Украины в Болградском районе Светлану Пельтек, директора Болградской гимназии им. Г. С. Раковского Снежану Скорич, предпринимателя-волонтера Кристину Димитриеву. Благодаря этим людям они смогли найти ориентиры в новой жизни. Отдельное спасибо Наталья адресует владельцу магазина «Книга» Эдуарду Петря, который безвозмездно предоставил канцелярские товары и учебные пособия их сыну. И, конечно, всех близких и друзей, знакомых, которые не остались безучастными.

«Спасибо всем неравнодушным. Теперь я точно знаю – лучше отдавать, чем брать», – добавляет Наталья.

А мы, в свою очередь, признательны ей за правду, которая сподвигает на единство. Именно в единстве, как никогда, сегодня нуждается вся Украина.

Алла Кариза