Александра Полибзу можно назвать – человек-оркестр. Его разносторонние таланты позволяют проявить себя в разных сферах. А еще у него есть хобби – он прядет, работает на старинном ткацком станке, шьет изделия из шерсти и кожи, собирает и реставрирует аутентичную, в основном женскую одежду.


Как к этому увлечению относятся в патриархальной Бессарабии, где испокон веков гендерные роли были распределены? Что он сам думает о гендерном равенстве (равенство мужчин и женщин)? Об этом наш разговор.

КОГДА ЕСТЬ ЦЕЛЬ


Александр вырос в Болграде. Но в детстве много времени проводил у бабушки, на окраине Арциза. Она держала корову, вела подсобное хозяйство, поэтому жизнь в селе для него не в диковинку. Именно тогда он первый раз почистил шерсть, помыл ее и попробовал с ней работать. Жизнь в городе не сделала из него городского человека, ему всегда хотелось переехать в село. И сегодня, можно сказать, то, о чем он мечтал, осуществилось.


С мая прошлого года он живет в селе Кубей Болградского района. Его дом – это фактически мини-музей, где нет места современным обоям на стенах, современной мебели и утвари.

Переступив порог, ты словно совершаешь скачок во времени и возвращаешься в прошлый век. И все-таки это жилой дом. И всю эту красоту собрал в одном месте и обустроил свой быт молодой человек. Здесь он занимается хозяйством, а в свободное время – любимым делом.

За этой аутентичной атмосферой и исчезающим бессарабским колоритом к нему часто наведываются туристы и съемочные группы, которые создают фильмы о традициях Бессарабии.
Александра, несмотря на то, что он живет здесь недавно, в селе знают все, отзываются о нем тепло, уважают и его увлечение. Ведь действительно он делает то,чего не делает никто.

«Раньше в Бессарабии семьи были большие, патриархальные. Под одной крышей жило несколько поколений. Традиционно мужчины выполняли тяжелую физическую работу, а женщины больше трудились по дому и занимались тем, что сегодня принято считать сугубо женской работой – пряли, ткали, шили и др. Сегодня очень много просто уходит в небытие, поэтому не стоит вопрос – это женская работа или мужская», – делится Александр.

«Представляете, встречаюсь с кем-то из мастеров, они передают мне свое искусство, а вскоре узнаю, что этого человека больше нет на этой земле, и я единственный, кто хранит секреты его ремесла или традиций», – поделился он.


С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ


Все начиналось с того, что он стал собирать старинные вещи, утварь. Как-то ему подарили старинный ткацкий станок, который он восстановил. Захотелось узнать, как он работает. Сначала пробовал разобраться сам, искал уроки в интернете. Но потом понял, самому не осилить эту науку и стал искать учителей среди пожилых мастериц. Александр приезжал в села, расспрашивал пожилых людей, по крупицам собирал знания.


Нужно отметить, что люди с радостью делились своими секретами.
Первых мастериц нашел в бывшем Тарутинском и Килийском районе. Позже в с.Копчак (Р. Молдова) встретился сразу с тремя женщинами, которые учили его старинным премудростям.


Сегодня в его доме только домотканые дорожки. Спросом такое добро не пользуется – разве что у коллекционеров и любителей этнографии. А вот красные шерстяные бессарабские пояса Александр даже делает на заказ. Из вычиненной овечьей кожи шьет традиционный наряд бессарабцев – киптари (меховые жилетки), меховые шапки, может изготовить цирули (национальная обувь из кожи).


У женщин он научился прясть шерсть, причем, делает нити разной толщины. Занимается этим в основном зимой. Но в последнее время шерстяные нитки покупает, чтобы удешевить процесс. К сожалению, у нас изделия handmade не ценятся должным образом.


«Когда занимаюсь этим, обо всем забываю, отключаюсь от всего», – делится Александр.

Это такой антистресс, с одной стороны. С другой, наш герой видит в этом для себя своеобразную миссию по сохранению уходящего в небытие. И тут уже не до гендерных стереотипов.

РАЗНЫЙ ВЗГЛЯД НА МОДУ

«Когда я слышу, что мы храним традиции предков, то мне становится горько. Мы не храним. Очень многое потеряно. У нас есть мода на современность, а все старое – это, считается, не модно. И как только бабушка умирает, все ее вещи просто выбрасывают. Так и уходит наша культура», – посетовал Александр.


Поэтому он решил собирать старинные костюмы. У него уже целая комната из комплектов одежды с разных регионов Бессарабии. Сколько их – даже не знает сам. Собирает он их во время своих экспедиций по селам Бессарабии. Нередко привозит только отдельные элементы одного костюма, собирается комплект долго.


Мужская одежда практически не сохранилась. А вот женскую традиционно хранили в сундуках и даже передавали из поколения в поколение. Сегодня Александр не только собирает костюмы, но и изучает особенности каждого региона. Ведь костюмы отличались тканями, цветом, вышивкой, оформлением, украшениями и мн другим.

Признается, литературы практически нет. Есть только живое общение с теми, кто еще что-то помнит и хранит. И надо успеть пообщаться с ними. Что он и делает во время своих поездок, которые называет экспедициями. Сколько их было за это время – трудно сказать. Очевидно, что Александром проделана огромная, просто колоссальная работа. И делает это он один.


Он сам реставрирует одежду, подгоняет ее под один размер, перешивает, ищет подходящие украшения, а если не может найти, то заказывает современный аналог. Для него важно собрать полный комплект, начиная от носков и заканчивая головным убором и украшениями.


Сегодня он уже знает отличия костюмов, что носили девушки на выданье, а что замужние женщины, по костюму определяет и уровень достатка.


«Кто-то поддерживает тебя в твоем хобби, есть ли единомышленники?» – спрашиваю.

«Молодежь сегодня сложно этим заинтересовать. Хотя в Кубее довольно активная молодежь. С ними мы возрождаем разные старинные обряды. Иногда собираемся, им интересно посмотреть, как работает ткацкий станок, даже пробуют поработать на нем. Но серьезных последователей, которые горели бы этим, как и я – нет. Поэтому я последний из могикан», – с улыбкой отмечает он.

Хотя тут же добавляет: «Нет, не последний. Я узнал, что в бывшем Арцизском районе живет дедушка, который работает с прялкой и прядет шерсть даже на заказ. Так что я не один».


Однако следует отметить, что в последнее время мода на старинную одежду входит в нашу жизнь. В Кубее уже дважды проходил фестиваль «Кубейский Мегдан», на котором одним из главных мероприятий было дефиле в аутентичных костюмах. Желающих облачиться в такие наряды нашлось немало. Модели выпускал на подиум Александр, он подбирал им наряд, одевал их – ведь здесь даже важно правильно завязать платок. Так что благодаря Александру история живет.


ЮМОР ДЛЯ РАЗНЫХ ПОКОЛЕНИЙ

Активная молодежь Кубея проявила себя и в создании юмористических роликов на актуальную тему. Быт в селе, борьба с коронавирусом, выборы – все это нашло отражение. Многие стали вирусными, разлетевшись в интернете с большими просмотрами.
Александр вместе с другом Валерием Гайдаржи, который и стал инициатором съемок, исполняли главные роли. Александр исполнял роль кума, ветеринара и бабы Тудоры. Все его персонажи были яркие и запомнились зрителям.


Александр признался, что создавались они тяжело – хотелось, чтобы юмор был понятен всем поколениям. И хотя он всех играл по-разному, но всем почему-то больше всего запомнилась баба Тудора: «Может, потому что я старался взять что-то от своих бабушек?» Этот персонаж получился очень колоритный. А ролик, где баба Тудора бает (лечит) от коронавируса, просто побил все рекорды.

Озвучивать пришлось в ускоренном режиме, потому что голос менять никак не получалось. Образы были очень реалистичные и смешные. Они действительно затронули важные темы и понравились всем поколениям.

О ГЕНДЕРНОМ РАВЕНСТВЕ И МЕЧТАХ


Несмотря на то, что Александр со своими увлечениями переносится в прошлое столетие, у него есть четкая позиция:

«В наше время не должно быть разделений. Если раньше у мужчин было больше работы и в основном тяжелой, то сегодня это не актуально. И сегодня в одном доме не живут уже несколько поколений».


Он считает, что человек должен иметь возможность реализовать себя, свои мечты и желания, не зависимо от пола. И на своем примере показывает, что это возможно.


Чувствовал ли он предвзятое отношение? Говорит, что нет, а вот непонимание – порой да. Но он не боится ломать стереотипы все еще патриархальной Бессарабии, чтобы сохранить бесценные сокровища прошлого. И надеется, что найдутся настоящие единомышленники, которые разделят его увлечения и цели.

Татьяна Терзи

Матеріал створено в межах проєкту «Гендерночутливий простір сучасної журналістики», що реалізовується Волинським прес-клубом у партнерстві з Гендерним центром Волині та за підтримки Української медійної програми, що фінансується Агентством США з міжнародного розвитку (USAID) і виконується Міжнародною організацією Internews