Есть в Болграде, что по улице Терещенко, величественное здание, где ныне располагается «Ощадбанк». Но не только архитектурой знаменито это огромное здание и прилегающий к нему двор, но и своим первым владельцем – помещиком Давидовым, богатейшим жителем Болграда XIX-ХХ веков.

Здесь жил чудак-богатей…

Давидов являлся собственником целой сети магазинов и трактиров в Болграде, а также постоялого двора, что располагался на территории нынешнего межшкольного учебно-производственного комбината (МУПК) на проспекте Соборный.

Здесь приезжие могли припарковать свои фаэтоны с лошадьми, а сами остановиться на ночлег в двухэтажном здании, в котором сегодня находится Болградский историко-этнографический музей и областной центр болгарской культуры. Владел помещик и плодородными землями, на которых основывалась сырьевая база Болградского Казенного Винного склада, созданного в 1900 году в Болграде, ныне – это здание винзавода по улице Болгарских ополченцев. А еще богатейший житель Болграда вошел в историю нашего города своими неординарными выходками.

Казенный винный склад – Болградский винзавод

Любил Давидов придумывать себе развлечения, тем более, что немалые денежные средства позволяли ему это делать. Например, летом посыпал проезжую часть дороги солью и по улице Терещенко, от своего дома, на санях спускался вниз по направлению к озеру Ялпуг. А еще слыл большим картежником и транжирой.

Помещик чуть ли не каждый вечер играл в карты в Болградском общественном клубе – бывший городской ДК, ныне Центр культуры и досуга. При входе в него обязательно давал оплеуху жандарму, после чего протягивал ему денежную купюру большого достоинства. Затем перед выходом эта процедура повторялась. Вскоре это превратилось в традицию, и жандармы сами подставлялись под оплеухи чудаковатого барина.

Еще большее удовольствие доставляло ему в перерывах игры в покер подзывать к себе трубача. Тот играл, а Давидов запихивал в музыкальный инструмент бумажные рубли. И делал это до тех пор, пока трубач, раскрасневшись от натуги, не мог больше играть. Тогда Давидов прогонял музыканта с трубой, набитой рублями, а сам хохотал. Впоследствии, в период с 1917 года по 1940-й в доме Давидова на Терещенко размещалось управление сигуранца (Румынская тайная полиция), чуть позже Колониальный банк.

Затем здесь находился и банк «Украина», а в 2002-ом Болградскому отделению «Ощадбанка» наконец-то удалось приобрести у городского совета за 130 тысяч гривен этот памятник архитектуры.

Здесь был замок

Умел Давидов и щедро любить. Это с его фамилией связывают замок «Элиз», построенный им в начале ХХ века в живописном месте – в 700-х метрах от берега озера Ялпуг, в районе небезызвестного «Мынзула», что в селе Тополиное.

Говорят, нехарактерное для архитектуры южной Бессарабии строение Давидов хоть и назвал в честь супруги Элизы, на самом деле, воздвиг для своей возлюбленной, которая вскоре покинула его. После того, как она уехала, здание замка опустело, а позже стало использоваться хозяином в качестве дачи, которая виднелась слева по пути следования из Измаила в Болград вплоть до 80-х годов прошлого века, являясь настоящим украшением степного края уже потому, что выделялась на фоне других более дешевых и саманных построек.

По углам здания имелись круглые башни из красного кирпича. Снаружи его украшали барельефы. На втором этаже была оборудована просторная терраса с прекрасным видом на озеро. Внутри здания имелись просторные залы, стены которых были украшены орнаментом (в общей сложности 45 комнат). К зданию замка прилегали и хозяйственные постройки. Вокруг был разбит чудесный парк, но судьба его печальна.

Замок «Элиз»

Говорят, у Давидова был сын – студент Парижского университета. Приехав домой на каникулы, юноша прилёг в парке отдохнуть. Заснув под деревом, он простудился, от чего вскоре умер. В гневе Давидов срубил все деревья, оставив только несколько рядом с домом.

С приходом советской власти Давидов вынужден был эмигрировать в Румынию, а оттуда – во Францию. В советское время, ещё в 70-е – 80-е годы ХХ века, на первом этаже замка располагались младшие классы местной школы, а на втором – работал сельский клуб. По словам Анатолия Белоуса, в 1980-90 е годы возглавлявшего винсовхоз им. Суворова, когда хозяйство работало в Оксамитном и Тополином, был даже период, когда правление совхоза и его бухгалтерия располагались в одной из хозяйственных построек замка. Именно в эти годы здание было внесено в перечень объектов культурного наследия местного значения.

В 1982 году, когда в селе Оксамитном была построена новая школа, учащихся младших классов из замка перевели туда. Чуть позже в здании прекратил действовать и сельский клуб. Однако, чтобы сохранить замок от расхитителей, здесь продолжали держать охрану. В начале 2000-х годов в Тополиное из Франции приезжала внучка помещика Давидова, хотела увидеть дом предков. К сожалению, к этому моменту от комплекса зданий мало что осталось.

«Нам было очень стыдно, что не смогли сохранить историческое здание», – отмечал А. Белоус.

Во второй половине 80-х гг. здание пустовало, и так как местные власти не смогли обеспечить охрану объекта, замок был разобран местными жителями по кирпичику. К началу 1990-х годов о величественном строении напоминали лишь остатки фундамента.

После того, как замок разрушили, под ним был обнаружен подземный ход, который выходил во двор семьи Колько из Тополиного. И ещё одна любопытная страничка истории замка. Кинематографическая.

Советская киноиндустрия не обошла замок Давидова своим вниманием. В 1963 году здесь состоялся режиссёрский дебют знаменитого советского режиссёра Эмиля Лотяну, который снимал в замке чёрно-белый героико-приключенческий фильм «Ждите нас на рассвете» о малоизвестных событиях гражданской войны, схватках с румынскими оккупантами на юге Бессарабии.

В 1968 году в Тополином велись натурные съёмки культового советского фильма «Служили два товарища» с блистательными Олегом Янковским и Анатолием Папановым. А в 1974 году наш земляк Николай Гибу снимал в замке отдельные сцены кинофильма «Гнев» («Бессарабская трагедия») о Татарбунарском восстании 1924 года.

Из книги разведчика

Собирая материал о помещике Давидове, я наткнулась на книгу «Среди богов. Неизвестные страницы советской разведки». Этот документальный роман наш выдающийся земляк, разведчик Юрий Колесников закончил незадолго до своей кончины.

В образе главного героя – Юрия Котельникова – отразились черты характера, мысли, эпизоды биографии самого автора. Отсюда же – масштабный исторический и географический диапазон повествования. Это и предвоенная Бессарабии, входившая тогда в состав Румынии, в 1940-м году присоединённая к СССР, где Колесников родился, и провёл юные годы; Бухарест, где учился в авиашколе. Затем Одесса, юг Украины – там автор перед началом войны и в первые её месяцы начинал службу в НКВД…

Меня же привлек в книге эпизод, где герой книги Юрий Котельников, начав службу в НКВД, встречает в Болграде внучку помещика Давидова Изабеллу, с которой был знаком с времен учебы в лицее. Поскольку роман биографический, можно предположить, что автор действительно был знаком с внучкой купца.

«Она не могла не нравиться, красивая, интеллигентная, приятная», – так описывает он девушку. Ходили слухи, что отец Изабеллы умер от заражения крови. О матери ничего не было известно. Далее повествуется о том, что единственный в городе уложенный добротным белым кирпичом тротуар был на проспекте Давидова, перед крупнейшим в уезде банком «Коммерчиал».

Этот банк располагался, как пишет Юрий Колесников, в массивном здании с двумя огромными львами перед входом. Высоченные окна были обрамлены мрамором. В левой части здания проживала семья помещика с внучкой Изабеллой и ее сестренка. Девочки росли под присмотром бабушки и бонн – англичанки и француженки, а также нескольких слуг.

Летом из открытого окна иногда доносились звуки рояля: у сестренки либо у самой Изабеллы проходил урок музыки. В непогоду ее отвозил в гимназию фаэтон, запряженный парой лошадей, хотя расстояние до гимназии не превышало трех-четырех обычных кварталов и небольшого сквера вокруг кафедрального собора. Во дворе их дома находились конюшни с породистыми скакунами. Иногда их впрягали в шикарный фаэтон. Когда он проезжал по улицам города, болградцы останавливались и подолгу глядели ему вслед.

На рождественские праздники старик Давидов с вытянутыми в руках вожжами на изящных санях, запряженных резвым красавцем-рысаком, со звенящими бубенцами, с двумя укутанными в меха внучками пролетал мимо бульвара на глазах у столпившихся на тротуаре болградцев. Это было впечатляющее зрелище. Также в книге упоминается, что, кроме банка на проспекте и большой квартиры, у Давидова имелась загородная вилла в виде крепости – тот самый замок в Тополином, и «ухоженный довольной крупный виноградный сад, за которым уходила вдаль огромная территория со всякими посевами».

Замок в Тополином

На углу проспекта Давидова, у самого бульвара, располагался еще один его банк «Бессарабия» – «массивное здание с огромными окнами и импозантными колонами».

Когда в Болграде установилась советская власть, здесь расположился Дом Красной Армии – ДКА. А все имущество Давидова было национализировано. И замок с виноградниками и землями превратился в совхоз имени Суворова. А сама Изабелла с бабушкой и сестренкой вынуждены были переехать жить в хибару с камышовой крышей на окраине города. Самого старика Давидова Юрий увидел всего однажды во дворе склада в Болграде, превращенного в тюрьму и ограждённого колючей проволокой. О дальнейшей судьбе этой семьи автор более не упоминал.

Привет из прошлого

Как рассказала директор историко-этнографического музея Мария Куемжи, лет десять назад у них появилась гостья из Румынии. Иностранка призналась, что прибыла в Болград по просьбе правнучки помещика Давидова, которая проживала тогда в Америке.

Румынская гостья дала понять, что наследница Давидова готова начать процесс возвращения в собственность здания музея, который, напомним, некогда являлся гостиницей Давидова.

«Возможно, этот долгий процесс и был бы начат, но когда правнучка помещика узнала о том, что в этом здании расположен музей, выполняющий свою важную миссию по сохранению истории города, она передумала», – отметила Мария Ивановна.

На фото, которое она любезно предоставила, сейчас сложно установить, о каком конкретно Давидове идет речь.

Предположительно, что Давид Давидов (1850-1910 гг.) являлся отцом Николая Давидова (1873 – 1940 гг.), который и воздвиг замок «Элиз» в районе села Тополиное.

Алла Кариза

В статье использованы фото и материалы Болградского историко-этнографического музея, сайтов bolgrad.io.ua, izmail.es, сведения из книги Юрия Колесникова «Среди богов. Неизвестные страницы советской разведки» и книги Вадима Памукчи «Болград в моей душе»