Долгожданная встреча спустя 25 лет после окончания школы с Максимом Миргородским, нашим одноклассником, прошла этим летом незадолго до его назначения на должность командующего десантно-штурмовыми войсками Вооруженных Сил Украины.

О том, что «Майк» (такое позывное он получил в ходе войны на востоке страны) одним из первых был в гуще огня, мы тоже знали, но эту тему предпочитали не поднимать. Больше вспоминали школу. А еще было трогательным то, что Максим привез с собой белый лист бумаги и попросил, чтоб каждый на память отметил на нем свое место за партой.

«А он и не изменился вовсе», – подумалось тогда, несмотря на то, что Максим уже давно не был тем мальчишкой-школьником, он видел смерть, гибель товарищей, лично координировал оборону Донецкого аэропорта, получал награды из рук первых лиц государства. И вот спустя недели три узнаем, что наш Максим – уже бригадный генерал.

Почему решил связать свою жизнь с военным делом? – с этого вопроса и началось наше интервью по случаю Дня защитника и защитницы Украины, которое Максим Миргородский согласился дать по телефону «Махале».

– Семья у меня, как ты знаешь, военного. Отец – прапорщик, изначально посвятил жизнь службе в ВДВ. Я вырос в семье настоящего десантника, восемнадцать лет прожил в Болграде, а по сути, в десантном коллективе. Впоследствии и сам захотел стать офицером. Было это, когда увидел курсантов факультета ВДВ в дивизии в Болграде.

Помню спросил отца: «А что это за войска?». У них на погонах значилась блестящая буква «К». Оказалось, это курсанты аэромобильного факультета, который как раз был открыт в Одесском военном институте. И отец ответил: «Это  – будущие офицеры».  В принципе, тогда я и решил, что стану таким же. Несмотря на то, что отец отговаривал меня, мол, жизнь офицерская незавидная – казармы, командование, никакой личной жизни, офицер ВДВ – все это серьезно очень.

Думаю, он просто хотел меня уберечь, ведь собственными глазами видел, как офицерами принимались на войне в Афганистане тяжелые решения, они часто погибали, потому что были на острие. Он видел собственными глазами всю эту картину. Но я поступил на заветный аэромобильный факультет…

– И, война, как мы знаем, тебя действительно не обошла. Она явно была не той, о которой мы читали книжках в школе?

– Для меня война началась 28 февраля 2014 года на границе оккупированной территории Крым. Тогда мы впервые столкнулись с солдатами РФ и вели боевые действия. Это были минометные обстрелы, полеты боевых вертолетов по Херсонской области… Да, в книжках и по телевизору нам рассказывали одно. Я же на войне узнал, что не каждый, кого ты считал другом, может оказаться в трудную минуту таковым. Не каждый человек, тот же военнослужащий, который демонстрирует в мирное время высокие показатели боевой подготовки и выполнение нормативов, не станет трусом или предателем. Это, пожалуй, то, к чему нас не готовили.

И, наоборот те, кто в мирное время в коллективе находились не в уважении, или же вели себя скромно, в трудную минуту раскрывались неожиданно, подставляя плечо и на высоком уровне выполняя поставленные задачи. Словом, война научила ценить людей не по одежке, а по поступкам. Ведь внешность человека, она обманчива, а вот то, что у него в душе, в голове, это куда важнее. Я понял, чтобы узнать, кто твой подчиненный, надо с ним не только разговаривать, но относится так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе. Только так ты получаешь доверие, уважение, тогда люди за тобой, как за командиром, идут. Даже, когда знают, что могут погибнуть.

– А что тебе самому помогло не сломиться на войне?

– Конечно, в первую очередь, семья. Жена, дети и вера в Бога. До войны, я может, не так часто ходил в церковь, как потом. А еще желание, чтобы наши дети, люди не переживали те ужасы, которые видели жители в зоне ООС. Чтобы дети наши не в подвалах ютились, а играли в песочницах.

Очень хотелось бы, чтобы мы ценили возможность спокойно ходить в магазин, ехать на работу. Чтобы уважали людей в форме, а не кричали в маршрутке: «Льготников не беру!». Чтобы не переключали канал, когда по телевизору передают о гибеле военного, который отдал самое ценное – свою жизнь. Об этом, наоборот, чаще надо говорить, чаще показывать.

– А фильм «Киборги», как считаешь, тоже показывать надо или это больше экшн?

– Его надо показывать, конечно. Есть там, как чисто киношные, так и действительно реалистичный моменты. Хочу отметить, что Донецкий аэропорт – это не заслуга какого-то одного формирования, одной части – десантников, спецназа, пехоты, добровольцев, Правого сектора. Там было очень много подразделений. И если и говорит конкретно о фильм «Киборги», то в нем надо показывать всех. Потому что оборона Донецкого аэропорта состояла из нескольких этапов – начало, середина и конец, когда он умирал, поглощающие в себя людей навечно. Повторюсь, нельзя говорит, что на ком-то одном все это держалось.

Я, кстати, в Донецком аэропорту ни одного дня не был. Вообще, я не считаю себя «киборгом». Заслуга его обороны принадлежит тем, кто был там внутри и тех, кто обеспечивал их всем необходимым – от артиллерии, водителей, Которые возили продукты и боеприпасы, подразделения, которое его охраняло, к добровольцев, Которые помогали решать проблему с боеприпасами и оружием.

– Что ты лично вкладываешь в понятие «патриотизм»?

– Патриотизм – это любить свою страну даже тогда, когда кто-то другой ее не любит, несмотря на проблемы, существующие в ней. Патриотизм – это ценить свою историю, уважать стариков, делать все, чтобы молодое поколение не знало той беды, которая произошла в нашем государстве. Патриотизм – он не просто в том, чтобы спеть гимн, но и быть готовым – и душой, и телом, если наступит такой день, отдать за нее самое драгоценное – свою жизнь, встать на защиту родины.

И это не о тех «патриотах», каких можно сегодня наблюдать в социальных сетях и на диванах.  Для меня, например, дико, когда люди, побывавшие два-три месяца  на второй линии фронта, ни разу так и не уидев врага, не получив ранения, называют себя ветеранами. При этом, они не стремятся больше быть полезными своей стране, когда идет война.

У нас, например, до сих пор служат люди, несмотря на то, что кто- из них лишился глаза или даже обеих рук. Все они посильно продолжают делать что-то для приближения победы. Считаю, что для патриотизма не обязательно быть военным. Этим чувством должен обладать каждый – врач, учитель, корреспондент. Потому что главная цель патриотизма – не навредить. И для этого вовсе не обязательно сидеть в окопе и бросать гранату.

– Много ли с началом войны из твоего окружения удалилось людей?

– Когда война началась, перестал общаться с родственниками из России. Из более дальнего окружения исчезли некоторые институтские преподаватели. С кем-то стал общаться поверхностно. Сейчас у нас очень много скрытых людей. Но есть и те, кто общался со мной и когда я был лейтенантом, и когда стал генералом продолжает общаться.

Скажу так: с каждой новой ступенькой моего карьерного роста друзей, к несчастью, больше не становится. Потому что с тобой начинают больше общаться не как с человеком, а со стулом, на котором я сижу. Даже поздравляют стул чаще, а не меня. Такова правда жизни…

– Что пожелаешь родному Болграду?

– Всему Болградскому региону, жителям Болграда передаю большой привет. Для меня действительно этот город родной, я считаю себя полноценным болградцем, потому что прожил здесь 18 лет, здесь родился мой младший брат.

Хочу пожелать болградцам – любите друг друга, оставайтесь патриотично настроенными людьми, не верьте слухам, цените военнослужащих 88-го батальона морской пехоты, которые сегодня служат в Болграде и на войне. Поступайте сердцем и душой. Я думаю, что скоро нас ждет победа и восторжествует мир.

– Спасибо, да будет так!

Беседовала Алла Кариза

Фото из личного архива Максима Миргородского

Из досье

Максим Викторович Миргородский (позывной Майк; род. 27 сентября 1979 года в Киргизском городе Ош, в семье прапорщика ВДВ, участника войны в Афганистане, в том же году семья переехала в Болград) – бригадный генерал Вооруженных Сил Украины, командующий десантно-штурмовыми войсками Вооруженных Сил Украины (с 2021 года).

Максим Миргородский окончил Болградскую среднююю школу №2, после – аэромобильный факультет Одесского института сухопутных войск. На третьем-четвертом курсе проходил стажировку в Аэромобильной дивизии в г. Болграде. По окончании института попал служить в 79-ю отдельную десантно-штурмовую бригаду в г. Николаеве. Был командиром взвода, роты, начальником отделения боевой подготовки, участвовал в международных учениях, миротворческих миссиях ООН.

С 2014 года, во время боевых действий на востоке Украины, военные подразделения под командованием Миргородского провели ряд блестящих военных операций и рейдов, которые позволили в критических ситуациях сохранить жизнь бойцов и военную технику.

Во время самой кровавой и трагической фазы войны Миргородский командовал 1-м батальоном 79-й отдельной аэромобильной бригады (Николаев), который в зоне АТО прозвали «летучим», так как он всегда оказывался там, где тяжело. Под позывным «Майк» Максим Миргородский в октябре и ноябре 2014 года осуществлял координацию обороны Донецкого аэропорта. Является первым в Украине полным кавалером орденов Богдана Хмельницкого.

Во время войны продолжил учебу, в июне 2017 года окончил Национальный университет обороны Украины, получил диплом магистра.