Наше издание разместило открытое письмо к руководителям района о непростой ситуации в Болградской центральной районной больнице. Мы предоставили информационную площадку и право ответа на публикацию всем, кого касается эта проблема.

Одним из первых свои разъяснения представил генеральный директор КНП «Болградская центральная районная больница» Виктор Дишли.

Виктор Васильевич, как медицинская реформа повлияла на работу лечебного учреждения?


С 1 апреля прошлого года началась реформа на вторичном уровне. В ее основе, как и анонсировалось, заложен принцип «деньги идут за пациентом».
Теперь финансирование больниц осуществляется через Национальную службу здоровья Украины (НСЗУ) согласно подписанным договорам, так называемым пакетам медицинских услуг.


В прошлом году у нас было пять пакетов, их финансирование покрывало нашу заработную плату. Когда началась пандемия COVID – 19 НСЗУ добавила еще два пакета – так называемое переходное финансирование, которое предусматривало дополнительные ассигнования в размере более 1 млн.грн. ежемесячно. Тогда хватало и на зарплату, и на другие выплаты. Они поступали с сентября прошлого года. Но в этом году дополнительное переходное финансирование прекратилось.


Мы провели огромную работу, чтобы заключить с НСЗУ как можно больше пакетов медицинских услуг, чтобы улучшить финансовое состояние больницы. В результате заключили 11 договоров, но оказалось, стоимость многих, по сравнению с прошлым годом, занижена. Если в прошлом году по пяти мы получали 3,3 млн.грн в месяц, то сейчас по одиннадцати получаем 3,7 млн.грн. в месяц.


Хватает вам этого финансирования?


Не хватает. Мы уже выплатили за четыре месяца аванс и заработную плату. Задолженностей нет. Но было тяжело. Фактически все четыре месяца у нас был дефицит денежных средств, который мы покрывали за счет дополнительного переходного финансирования, полученного в прошлом году от НСЗУ. Мы их планировали направить на развитие, покупку оборудования, но пришлось закрывать ими недостающую сумму по заработной плате.


Только на заработную плату уходило от 3,9 до 4,2 млн.грн, а ведь есть еще масса других необходимых выплат, в том числе и тех, которые требует от нас НСЗУ.

После того как со мной, как с генеральным директором, был подписан контракт, в больнице насчитывалось 210 коек и 410 штатных единиц персонала. Хочу отметить, что ни в одной больнице области, даже в опорных больницах нет такого количества коек и такого количества ставок.


Сегодня очевидно, что, если мы не проведем оптимизацию, мы просто не выживем. А что дальше? Объявлять себя банкротом и закрывать больницу?


Вы объясняли медперсоналу ситуацию?


Конечно. Яне первый месяц говорю, что нам придется принимать непопулярные решения, иначе мы можем закрыться.


Я провел анализ по выполнению койко-дней по всем отделениям. У нас за эти месяцы в среднем на 210 коек лежало от 80 до 140 человек, т.е. в среднем 100 человек.


Но сейчас мы получаем деньги не за койки, а за пролеченный случай. Больница должна заработать деньги своими услугами. В этом и состоит цель реформы. Койка должна работать, а не только числится.
Мною подписано новое штатное расписание. Там предусмотрено 357 ставок. Будем действовать поэтапно. По итогу третьего квартала посмотрим, что мы имеем, можем ли закрывать заработную плату, приобретать хотя бы самые необходимые препараты. Пока не говорю об укреплении материально-технической базы, на это просто нет денег.


Вы, наверняка, общаетесь с вашими коллегами и знаете ситуацию по другим больницам?

Конечно. К примеру, в Арцизской опорной больнице, которая финансируется совсем по другому принципу, сегодня 170 коек на 300 сотрудников. Там на заработную плату тратится 40 процентов заработанных средств, остальные идут на развитие.


Конечно, сегодня очевидно, что мы не можем равняться с опорными больницами в Арцизе, Измаиле, туда идет много бюджетных средств – на ремонты помещений, закупку оборудования, и основные медицинские пакеты тоже там.
. Хотя в свое время, когда только начали говорить о создании опорных больниц, наших мощностей вполне хватало, чтобы тоже стать опорной больницей. Но в то время почему-то никто это не отстаивал и не придавал значения насколько это будет важно в будущем. Поэтому проблема была заложена уже в то время.


Сегодня в области уже 18 районных больниц значатся в должниках по заработной плате. И я не хочу, чтобы в этом списке оказались и мы. Оптимизация расходов на это и направлена, люди должны это понять.


В открытом письме речь идет об объединении двух отделений в больнице.


Решение по терапии не принято с потолка или потому, что я не люблю терапию. Надо не только пролечить человека и выписать его здоровым, а нужно внести все данные в единую систему, чтобы НСЗУ оплатила этот пролеченный случай.


Я жду сейчас отчет за прошлый месяц про пролеченным случаям. На середину июля по электронной системе в терапии пролечилось 18 человек, но реально больных там лежало значительно больше, просто врачи не внесли эту информацию в реестр. Это хорошо, что они вылечили столько людей, но с другой стороны, в системе этого нет, и НСЗУ больнице не заплатит.

А там два поста, 50 коек. На тот момент, когда принималось решение, там лежало 10 больных. Сейчас там 36 больных, мы открыли второй пост. Если будет работа, если там будет лежать хотя бы 40 больных и все пролеченные случаи внесены в систему на оплату, то у меня есть полномочия отменять ранее принятые решения. Сегодня ответственность за финансовую стабильность предприятия лежит на мне.


Объединить два отделения – пока это только намерения. Сегодня отдельно неврологическое и отдельно терапевтическое отделение могут позволить себе только опорные больницы. У них по неврологии есть пакеты медицинских услуг на лечение инсультов. У нас такого пакета нет, хотя мы подавали. Мы выполнили все условия по этому пакету, и было время, когда нам одобрили его, но потом сняли, потому нужны два врача-реабилитолога, а у нас их нет.


Виктор Васильевич, собственник больницы – Болградский городской совет, оказывает вам помощь?

Город оплачивает коммунальные услуги и материально-техническое оснащение. Они выделили нам средства на питание, сегодня питание намного лучше, чем было полгода назад. У нас в планах ремонт операционного блока. Там тоже нужны значительные суммы, за средства НСЗУ мы не сможем это сделать. За средства городского бюджета закупили нужный больнице фиброгастроскоп.


Но ответственность за содержание больницы лежит не только на городе, а на всех пяти ОТГ. Все громады выделили нам средства на оплату коммунальных услуг, хоть процесс этот проходил очень сложно. Но ничего больше.


В феврале этого года Кабмин выделил всем громадам дополнительные ассигнования из государственного бюджета на содержание объектов образования и здравоохранения. Сумма по громадам (в старых его границах) составляет почти 3,5 млн.грн. Какая сумма была перечислена районной больнице?


Ничего. Нам объяснили это тем, что в громадах большие финансовые проблемы по учреждениям образования. И все деньги пошли туда.


Каким вы видите будущее больницы?

Я смотрю в будущее с оптимизмом. Но при условии, что мы примем эти непопулярные решения.
Мы три месяца говорим об этом с сотрудниками. Я не прячу ни одну цифру. Все знают, сколько мы получили, сколько потратили на заработную плату и видят, что у нас задолженность. И все понимают, что оптимизироваться надо. Но когда дело касается какого-то отделения или человека, конечно, наступает неприятие.


Но у нас есть цель – вывести больницу из должников и до конца года соответствовать всем требованиям НСЗУ, чтобы мы могли полностью обеспечить больных препаратами. Тем самым мы привлечем пациентов, они не будут уезжать лечиться в другие больницы, а будут лечиться у нас.


Если мы этого не сделаем, то ничего положительного ждать не стоит. И тогда уже жители громад у нас спросят, почему мы не сумели перестроиться в новых условиях и довели больницу до банкротства.


Татьяна Терзи